Иногда опекуны детей-аутистов в нужное время не отмечают у младенца отвергнутый в развитии. Понимание прибывает нежданно, иногда медицинский работник передает, что малютка, до этих пор считавшийся неплохим, на самом нужде необучаем. А все-таки увлекаться коррекцией усовершенствования аутичного малыша необходимо словно возможно пораньше!

  • Дети ливня
  • Им ненавистны ублажи матери
  • Жизнь в отсутствии игр
  • Страх взгляда
  • Интеллектом они не обижены
  • Дельфинотерапия
  • Дети ливня

    Посетители, зревшие кинокартина «Человек ливня», смогут вспомянуть талантливую артистическую труду Дастина Хоффмана. В ней он смог аккуратно подать и осуществлять для нас картину внутреннего мироздания классического аутиста. В существовании линии аутизма у малыша смогут находиться не так уж интенсивно речены. Исследователи Л. Каннер и Г. Аспергер обрисовали 3 главных признака болезни:

    • аутистические треволнения;
    • монотонное действие с частицами двигательных расстройств;
    • специфические несоблюдения речи.

    Им антипатичны ублажи матери

    Иллюстрация с веб-сайта http://www.newizv.ru По суждению умельца в расследовании аномалий психического вырабатывания В. Лебединского, аутизм выражается в понижении контактов с окрестными — со сверстниками иначе в том числе и с наиболее недалекими людьми, в том числе отца с матерью, — «забота в самое себя», в личный внутренний вселенная.

    С наиболее раннего возраста «детишки ливня» не умеют наслаждаться нехолодным касаниям мамы, ответствовать усмешкой и оживлением на ее приближение. Банально в младенческом возрасте у множества ребят присутствует природный рефлекс — поза прилегания, иногда они стараются распластаться на туловище маме, прижавшись к ней целом домашним тельцем. У детей-аутистов данный рефлекс не имеется. Материнские ублажи посещают им позорны, младенец сторонится различного телесного контакта.

    В том числе находясь в ребяческом обслуживающем персонале, аутичный мальчишка водит самое себя ведь, словно он содержится 1 — любуется возле, не распространяется на зов, не адресует внимания на усилия и забавы остальных детворы. Он отмалчивается 1 иначе приблизительно детишек, чисто беседует самолично с собою, а наичаще помалкивает.

    Все его забавы и возбудимые изображения очень жадны, а в нескольких происшествиях ограничиваются убогим набором стандартных перемещений и мимики.

    Мальчик скрупулезно прячет личный внутренний окружение от окрестных, ни разу не повествует ни о нежели, не делится личными подозрениями и переживаниями, не ответствует на вопросы. Только по каким-нибудь косвенным показателям закадычные люди смогут додуматься о этом, что его кое-что волнует.

    Жизнь в отсутствии игр

    В забавах дети-аутисты любят неодушевленные объекты одушевленным. Они не умеют осмотреться в симптомах мертвого и активного и фактически не отмалчиваются в сюжетные забавы, так уж излюбленные обыденными ребятами, — в «дочки-матери», «магазинчик» или же «казаки-разбойники».

    А если сильный сын предпочитает игрушки, предоставляющие потенциальность производить трудные сюжетные воздействия, в частности, машинки, куклы, то аутичные ребята ценят неспециализированные: кубики, бумажки, палочки и неигровые объекты. Неоднократно они предпочитают играться с неоформленными объектами — песком, водой.

    В рисунках их идеально не увлекает предпочтение расцветка — они принимают лучший попавшийся карандаш, в то период словно замечательные ребята усердно выбирают расцветка: которым расцветаем живописать небо, которым — солнце. Наиболее до того, постоянные расцветка смогут иметься с целью них мерзкими, сердящими. Расцветка стен, обоев, мебели, игрушек, симпатичные и неплохие с целью замечательного младенца, для них аутичного смогут считаться очагом дискомфорта и равномерных плохих впечатлений. Изображения таковых детишек частенько не располагают киносюжета: в них нету людских фигур или же солнышка с домиком, а описаны орнаменты или же геометрические фигурки.

    Страх взгляда

    Наружняя чувственная холодность и равнодушие к наиболее ближним человечеству постоянно сочетаются с завышенной ранимостью и в том числе и трусостью. Аутичные детишки му
    чительно отвечают на звонкие в противном случае неизвестные звучания, объекты в противном случае человечество.

    Вдобавок наиболее шибким раздражителем в пользу них считается человечественный взор. Собственно потому аутисты вовек не любуются на человека (а словно бы возле, «краем глазища»), несмотря на то, что тем самым человеком сможет состоять непосредственная мама. Ради того вот, что аутичный младенец не глядит на личика и в глазища остальных человек, его «разглядывание» стороннего личика подсказывает усилия слепого — подобное же исследование и ощупывание ручками без любого визуального власти.

    Охватывающий покой для них аутичного младенца являет собою не информатор готовности и задача изучения, а информатор непрерывных страхов, на каковые детишки сами ни в какое время не пожалуются. Основании страхов всевозможные — бытовые багаж, немногие игрушки, звучания функционирующего двигатела, гомон льющейся воды иначе хлопанье входной двери.

    Ощущение жути инициирует и все новехонькое, неизвестное, потому всевозможное, в том числе крохотнейшее превращение в охватывающей атмосфере — джвижение мебели, явление очередных человечества, модифицирование обыкновенных блюд в дневном меню иначе крохотнейшие отклонения от режима рабочего дня смогут стимулировать наиболее кипучую реакцию, замешательству. Малыш затевает бороться в истерике, верещать, избивать самое себя по голове. Некие из них больно отвечают на самые запростые раздражители — блестящий огни и гулкие звучания, а противоположные — напротив, столь на них не отвечают, что их ложно употребляют за слепых иначе глухих.

    Разъедающие ребяческую душу ощущения боязни и жути провожают их обычно, лишая способности довольствоваться всевозможным явлениям существовании. Непрерывная «готовность к бегству», поза вполоборота, взор в сторону… Ритуальное действие аутистов — не что другое, словно защитная реакция. В будующем ужас делает тормозящее воздействие на таковые круги, словно преподавание и обращение.

    Интеллектом они не обижены

    Преподавание и общественная привыкание — самые гигантские неприятности аутичных ребят. Повреждение общественного обращения кладет след на целый процесс психического усовершенствования малыша. Неподражаемо бедствуют те граны восприятия, какие формируются под влиянием предметной стажировки: аллокуция, мышление. Всякая из таких функций раскручивается отделенно, сама по себе. Словно обучить малыша читать, в случае если его неосуществимо вынудить наблюдать в азбука?

    Детишки годами отмалчиваются в 1 и ту же забаву, делают одни и те же события, в частности, отключают и включают световой луч или же воду. Но при данном событии разум неоднократно остается сохранным. Изредка смотрится, что малыш не примечает действий, идущих рядышком с ним, а он сможет единственной тирадой выявить меткое постижение какой-то обстановки.

    Дельфинотерапия

    Иллюстрация с веб-сайта http://www.rest.crimea.ua Насколько же укладываются участи у «детворы ливня»? Пока что они миниатюрные, опекуны ведут их по специалистам по психологии и лекарям, попробуют врачевать обычными образами. А если от них не имеется эффекта, прибегают к другим методам. Данное, к примеру, излечение с подмогою лошадей — ипотерапия либо помощь с поддержкою дельфинов.

    Не лишним будет заметить, что, составителем данной заметки обнаружено, что детишки с диагнозом аутизм водят самое себя с дельфинами необыкновенно. Когда все безо отчисления неплохие детишки гладят их, беседуют с ними, наделяя их добродушными кличками, то отдельные небольшие аутисты на первоначальных порах не осматривают на данных неотразимых морских млекопитающих либо относятся к ним неблагоприятно. Но терапевтический результат все одинаково выражается — детишки оказываются мирнее, доброжелательнее и затевают на дельфина бросить взгляд! Значимость такого явления в целой грани смогут расценить только аналитики либо отец с матерью детей.

    Вестимо, мониторинг находится в зависимости от видимо-невидимых моментов: от ступени выраженности аномалии, от взаимоотношений в семейке, от предпочтения методов излечения и помощи. Но родительская влюбленность и квалифицированная врачебная реабилитацию содействует «детям ливня» одерживать мелкие удачи надо неизученным и до финал
    а не понятым заболеванием.

    По веществам заметки специалиста по психологии Светланы Артемовой «Дети ливня».

    Источник
    Newizv.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    + 33 = 34