Как мне изменить свой характер, чтобы перестать тревожиться и бояться?
Если бы изменение характера было непременным условием выздоровления от синдрома мышечного напряжения, результаты моей работы равнялись бы нулю. Не нужно избавляться от тех или иных эмоций, необходимо только признать сам факт их существования и понять, что с помощью механизма болевого синдрома мозг пытается помешать вам это сделать. Вот почему знание в данном случае является наиважнейшей составляющей успешного лечения.
Почему вы решили, что ваша методика — это не эффект плацебо?
Отличный вопрос, который когда-то беспокоил и меня, поскольку именно эффекта плацебо я всегда старался избегать. Успешный результат этого эффекта почти всегда носит временный характер, а мы стремимся решить проблему раз и навсегда. Вот почему эффект плацебо нас не удовлетворяет, хотя это явление чрезвычайно распространено.
Люди получают самое разное физиотерапевтическое лечение, чувствуют улучшение на некоторое время, а потом им требуется новое средство (и уж конечно, они не избавляются от страха перед физической активностью). Одним из признаков, позволяющих мне сделать вывод, что результаты описываемой здесь программы лечения синдрома мышечного напряжения не являются эффектом плацебо, можно считать доказанный факт долгосрочного избавления пациентов от болезненных симптомов.
Кроме того, эффект плацебо базируется на слепой вере; пациенты ничего или почти ничего не знают о своем заболевании и обоснованности предписанного им лечения. Они просто верят врачу. Образовательная программа, направленная на лечение синдрома мышечного напряжения, представляет собой полную противоположность такому эффекту.
Я в буквальном смысле учу пациентов всему, что сам знаю об этом нарушении, прошу их задавать вопросы и предупреждаю о том, что они обязательно должны осмыслить логику поставленного им диагноза. Их выздоровление зависит от степени информированности и осознанности. Они принимают активное участие в процессе собственного исцеления. Таким образом, данную программу можно отнести к чему угодно, только не к плацебо.
Почему вы перестали использовать физиотерапию как часть вашей программы?
Мы уже касались этого вопроса, но повторить сказанное будет нелишним. Как я уже говорил, положительный результат любой физиотерапевтической процедуры может оказаться эффектом плацебо, которого мы стараемся избегать, поскольку действенность такого исцеления временная. Но есть еще одна, более тонкая причина.
Если я хочу убедить людей в необходимости перевести фокус внимания с тела на психоэмоциональную сферу и искать проблему в ней, то, прописывая физиотерапию, буду противоречить собственной стратегии лечения. Мне понадобилось много времени, чтобы это осознать и набраться смелости перестать назначать физиотерапию, ведь меня, как и других врачей, научили на нее полагаться.
Я вспоминаю, как трудно мне было поначалу убеждать себя четко соблюдать принципы образовательной программы. Чтобы подчеркнуть важность этой стратегии, я рекомендую пациентам прекратить выполнять упражнения для спины из арсенала лечебной физкультуры (ЛФК). Человек никоим образом не должен акцентировать внимание на болезненном участке своего тела.
Именно поэтому мы говорим пациентам о том, что нет каких-то особых «правильных» наклонов или вариантов поднятия тяжестей и что не нужны корсеты для разгрузки позвоночника, равно как и всяческие запреты, ставшие непременной составляющей темы больной спины. Синдром мышечного напряжения не угрожает телу. Бег при этом синдроме не вредит позвоночнику. Слабые мышцы брюшного пресса не могут быть причиной боли в спине.
Сильные мышцы спины не спасут от боли. Нет ничего страшного в наклонах назад, плавании кролем или брассом. Человек был создан прямоходящим и его предшественники ходили так четыре миллиона лет, следовательно, вертикальная нагрузка на позвоночный столб ничего плохого с ним сделать не может. Продолжать в том же духе можно еще очень долго.
Как отличить боль при синдроме мышечного напряжения от мышечной боли после интенсивной нагрузки?
Очень просто. Просыпаясь утром после интенсивной нагрузки не привыкших трудиться мышц, вы чувствуете «хорошую» боль, которая скоро проходит. Боль при синдроме мышечного напряжения намного сильнее и длительнее.
Какие упражнения можно выполнять при синдроме мышечного напряжения?
Когда боль ослабевает, можно выполнять любые упражнения и делать все что угодно, чем энергичнее, тем лучше. Естественно, браться за виды деятельности, требующие интенсивной физической нагрузки, можно только после консультации с врачом. И конечно, нужны такие физические нагрузки, которые не только укрепляют спину, но и улучшают состояние всего тела.
Предположим, у меня прошла боль в пояснице, но начали болеть шея и плечи. Что делать?
В таких случаях я обычно советую своим пациентам звонить мне, чтобы мы вместе смогли разобраться в причине такого «переключения». На ранних этапах работы согласно моей программе мозг человека порой пытается переместить синдром мышечного напряжения куда-нибудь в шею, плечи, спину или ягодицы, не желая отказываться от удобной стратегии переключения внимания с подавляемых эмоций на физическую боль.
Я предупреждаю пациентов о том, что такая ситуация весьма вероятна и что они не должны пугаться и опускать руки. При синдроме мышечного напряжения, независимо от места локализации боли, следует руководствоваться одними и теми же принципами лечения. Кроме того, я напоминаю, что костно-мышечная система — отнюдь не единственное, во что может «целиться» мозг.
Нередко он обманным путем уводит внимание человека к желудочно-кишечному тракту, к голове (мигрень), к коже или к мочеполовой системе. Мозг может использовать в своих целях любой орган или систему тела, поэтому нужно быть начеку. Если появляются новые болезненные симптомы, я рекомендую пациентам прежде всего обращаться к своему терапевту, а затем — ко мне, поскольку перемещение боли может быть просто новым проявлением синдрома мышечного напряжения. Например, язву желудка нужно лечить медикаментозно, но при этом не менее важно осознавать причину ее возникновения — внутреннее напряжение.
Что мне делать, если боль повторится через полгода или через год после лечения?
В таких случаях нужно сразу же позвонить мне, и мы немедленно начнем искать психологическую причину рецидива. Обычно это делается на одной из встреч в малых группах или во время индивидуальной беседы в моем кабинете.
Что вы думаете по поводу гипноза? По-моему, это неплохой способ заставить ум делать то, что нужно?
Если говорить о временном облегчении, гипноз — эффективный способ лечения. Но ведь мы с вами стремимся к полному исцелению. Результаты недавних исследований ученых Стэнфордского медицинского института, опубликованные в «Американском психиатрическом журнале», прекрасно продемонстрировали, что гипноз может заметно уменьшить боль у некоторых пациентов. Он является весьма полезным средством для снятия боли, например, при злокачественной опухоли.
Но я стараюсь донести до своих, пациентов, что я лечу не боль! Лечение боли является симптоматическим, такую медицину я не признаю. Я исцеляю недуг, являющийся причиной боли. И на основе своего опыта могу с уверенностью заявить: гипноз в таком деле не помощник. Последнее плавно переводит нас к теме, о которой я, честно говоря, предпочел бы не говорить, поскольку она для меня болезненна. И все-таки мы обязаны ее коснуться. Речь идет о методах лечения так называемой хронической боли, применяемых в сотнях клиник, открытых в течение последних двадцати лет по всей стране.
Основной постулат, лежащий в основе этих методов (кстати, впервые озвученный отнюдь не врачом), таков: хроническая боль — совершенно новый вид заболевания, которое развивается из-за того, что пациент извлекает из нее, как говорят психологи, «вторичную выгоду». То есть боль приносит ему какую-то психологическую награду — внимание окружающих, возможность спрятаться от внешнего мира и даже деньги.
Согласно такой теории, пациенты учатся испытывать боль потому, что это неосознанно поощряется их семьей, друзьями и самой системой медицины. Как следствие, лечение хронической боли ограничивается «награждением» за то, что пациент не поддается соблазну «поболеть», и «наказанием» — в противном случае. Студенты-психологи знакомы с этой концепцией из трудов Б. Ф. Скиннера, чьи исследования данного типа обусловленности полупили известность.
Хотя классическая теория Павлова привела неопровержимые доказательства возможности программирования человека, к умозаключениям Скиннера необходимо относиться с большой осторожностью. Я часто замечаю элементы вторичной выгоды у своих пациентов, но она ни в коем случае не является основной причиной развития болевого синдрома.
Придавая вторичной выгоде слишком большое значение, мы можем пропустить настоящую проблему — подавленные эмоции и допустить серьезную ошибку при попытке установить истинную природу боли, являющейся следствием психофизиологического процесса, а не структурной патологии.
Вот почему результаты лечения в подобного рода клиниках нельзя назвать успешными — боль проходит, но ненадолго.
Является ли программа лечения синдрома мышечного напряжения примером действия целительной силы природы?
В какой-то степени, да. С другой стороны, эта программа выходит за рамки естественного процесса самоисцеления, который всегда запускается при травмах, отравлении или инфицировании организма. Моя программа — пример того, как можно повернуть вспять определенный психофизиологический процесс. В последней главе мы поговорим об этом, а также о других способах взаимодействия ума и тела, которые наконец- то начали привлекать внимание ортодоксальной медицины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 5 =