Александер надеялся, что ему удастся смягчить критические настроения медицинского сообщества по поводу взаимосвязи ума и тела, если он будет использовать в своей работе научные методы. Он объявил, что мы стоим на пороге новой эры в медицине, когда будет признана и исследована роль эмоций в вопросах здоровья и болезней человека. К сожалению, этого гак и не произошло.
Постепенно сошли с медицинской сцены талантливые энтузиасты — ученики Фрейда. То же самое произошло и с теорией, согласно которой эмоции оказывают влияние на тело и являются причиной некоторых заболеваний. Последователи философии Декарта опять взяли верх, и эмоции были изгнаны из области медицинских исследований.
Основанный Александером и его коллегами журнал «Психосоматическая медицина» изменился до неузнаваемости, поскольку им стали руководить люди, более всего заинтересованные в лабораторных исследованиях и статистике. То, что нельзя было изучить в лаборатории, они признавали «ненаучным». И в первую очередь это касалось эмоций, которые невозможно измерить приборами.
С годами физико-химический подход укрепился в медицине до такой степени, что даже многие психиатры стали называть себя биопсихиатрами, подчеркивая тем самым, что эмоциональные расстройства являются результатом химических нарушений функций мозга и единственный способ от них избавиться — обнаружить природу химического дефекта и устранить его с помощью лекарства. Согласно этой теории депрессия и тревожность есть следствие химического дисбаланса мозга. Понятно, что производители и продавцы лекарств чрезвычайно обрадовались такому повороту событий, но не они его инициировали, а сами психиатры.
Концепция химических изменений в мозгу, обусловливающих «нормальные» и «ненормальные» эмоциональные состояния, несостоятельна, поскольку такие изменения являются частью механизма или результатом действия психологического фона. Поэтому лечение пациента одними лишь химическими препаратами — не что иное, как профанация, поскольку результатом такого лечения будет устранение симптомов, а не их причины.
Например, некий мистер Джонс очень сильно переживает из-за своих финансовых проблем, его тревога проявляется в виде различных органических симптомов. И врач, вместо того чтобы помочь мистеру Джонсу справиться с ситуацией, прописывает ему транквилизаторы. Абсурд, не правда ли?
Окончательный поворот в сторону физико-химического подхода к лечению болезней произошел в течение последних тридцати пяти лет. И сейчас официальная медицина не проявляет никакого интереса к взаимоотношениям ума и тела. В июне 1985 года в передовице одного из наиболее уважаемых изданий — «Медицинского журнала Новой Англии» — было прямо сказано, что большую часть информации о таких взаимоотношениях следует относить к сфере фольклора. Эта передовица вызвала бурю протестов в тех странах, где все-таки ведутся соответствующие научные исследования. Однако господа картезианцы отнеслись к критике в свой адрес с полнейшим пренебрежением.
К счастью, другой, не менее респектабельный журнал — британский «Ланцет» — ровно через месяц также опубликовал редакторскую статью, содержавшую данные о работе в области изучения взаимосвязи ума и тела, где выражалась надежда на то, что медицинское сообщество обратит внимание на данный предмет. Нельзя сказать, что эта статья вызвала массовое одобрение со стороны ученых-медиков, но она определенно была более объективной, чем статья в «Медицинском журнале Новой Англии».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =