Размышляя о том, насколько сложна биология представителей животного мира, невольно начинаешь испытывать восхищение. Неудивительно, что эволюции потребовались миллионы лет для создания такого существа, как человек.
Одним из самых потрясающих по своей сложности и эффективности биологических механизмов является иммунная система. Она защищает нас от негативного воздействия внешней среды, в особенности — от инфекционных заболеваний, а также от опасных внутренних врагов, например от рака. Иммунная система использует несколько защитных стратегий. Она может вырабатывать определенные химические вещества для борьбы с инфекциями, мобилизует армии клеток, поглощающих болезнетворные микробы, и обладает способностью распознавать и нейтрализовывать тысячи инородных субстанций.
Долгие годы врачи-иммунологи были уверены в том, что активность иммунной системы регулируется исключительно автономной нервной системой. Однако их уверенность изрядно пошатнулась, когда они начали фиксировать случаи иммунных нарушений, явно вызываемых негативными эмоциями. Сегодня таких данных накопилось столько, что их уже нельзя игнорировать.
Зависимость иммунной системы от эмоций была доказана доктором Робертом Адером из Рочестерского университета в ходе интересного эксперимента. Исследуя поведенческие реакции крыс, Адер попробовал запрограммировать своих подопытных так, чтобы они отказывались от подслащенной сахарином воды. Этот эксперимент напоминал классические опыты Павлова, во время которых у собак вырабатывался условный рефлекс — выделение слюны на звук колокольчика.
Чтобы заставить крыс испытывать отвращение к сахарину, Адер вводил некоторым из них химическое вещество — циклофосфамид, вызывавшее тошноту. Предполагалось, что это вещество создаст у крыс ассоциацию: сладость равно тошнота. Однако он не учел одного нюанса: циклофосфамид подавлял иммунную систему крыс, отчего они умирали.
И вдруг неожиданно выяснилось, что иммунная система подавлялась даже у тех пивших воду с сахарином крыс, которым не вводили циклофосфамид. То есть их иммунную систему подавлял безвредный сахарин! Здесь становится понятным, отчего у людей с синдромом мышечного напряжения боль может появиться при самых неожиданных обстоятельствах, — например, когда они спокойно лежат на животе. Дело в том, что им когда-то внушили — лежать на животе вредно для спины, и у них сформировалось соответствующее предубеждение, провоцирующее болевые ощущения.
Как уже говорилось ранее, мозг может влиять на любой орган или систему организма. Просто во время эксперимента Адера мозг крыс воздействовал на их иммунную систему, а при синдроме мышечного напряжения мозг человека влияет на его вегетативную нервную систему. Проводя свои опыты, Адер и его коллеги обратили внимание еще на один весьма любопытный факт: состояние здоровья крыс с аутоиммунными заболеваниями во время эксперимента улучшалось. Это объясняется тем, что данная группа нарушений является следствием гиперактивности иммунной системы, при которой она атакует тело и стимулирует выработку веществ, наносящих вред тканям организма.
Иными словами, все, что подавляет иммунную систему, заодно ослабляет симптомы подобных болезней. Именно такую картину наблюдал Адер, когда поил сладкой водой крыс, страдающих от аутоиммунных заболеваний.
Значение этого открытия трудно переоценить, поскольку аутоиммунные нарушения являются одними из самых сложных и малоизученных болезней, с которыми приходится сталкиваться человеку. Результаты же вышеописанного эксперимента Адера означают, что эмоциональная сфера хотя бы частично служит причиной этих нарушений и что роль мозга в их лечении недооценивается.
В своей известной книге «Анатомия болезни» Норманн Казинс рассказывает о том, как он исцелил себя от одного из аутоиммунных заболеваний — анкилозирующего спондилоартрита (болезнь Бехтерева — Штрюмпелля — Мари), осознав, что его болезнь была спровоцирована плохим эмоциональным состоянием. В результате Казинс изобрел своего рода юмор-терапию, сочетающуюся с приемом витамина С. Основываясь на собственном опыте работы с синдромом мышечного напряжения, я склонен думать, что он исцелился благодаря тому, что понял роль эмоций как причины своего заболевания.
Вполне возможно, что, как и в случае с синдромом мышечного напряжения, анкилозирующий спондилоартри г служит для отвлечения внимания от эмоциональной сферы, и как только человек понимает, что, собственно, происходит, и осознает свои эмоции, недуг отступает, поскольку больше не выполняет свою функцию.
На меня произвел особое впечатление отчет Визинтейнера, Вопличелли и Селигмана, опубликованный в журнале «Наука» в апреле 1982 года. В этом отчете говорится о наблюдениях за крысами, которым вначале пересаживали раковые клетки, а затем подвергали действию электрошока. Крысы, входящие в первую группу, могли при определенных условиях отсрочить разряд тока или не получить его вообще.
Крысы, составляющие вторую группу, такой возможности были лишены и получали разряд тока в обязательном порядке. «Только у двадцати семи процентов крыс, у которых не было возможности избежать разряда, — написано в отчете, — организм отвергнул опухолевые клетки, в отличие от другой группы, где эта цифра составила шестьдесят три процента. В контрольной группе, не подвергавшейся, раковые клетки были отвергнуты организмом пятидесяти четырех процентов крыс».
Это означает, что иммунная система крыс, перенесших наибольший стресс, функционировала слабее всего, поскольку именно она отвечает за то, примет организм раковые клетки или же избавится от них. Если такие вещи происходят с крысами, представьте, насколько важна роль эмоций в жизни человека.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 55 = 59